Интервью с еленой смирновой, фонд созидание

Кто есть кто в российской благотворительности? Мы продолжаем публикацию интервью с руководителями благотворительных фондов. Предыдущие выпуски

Среди коробок с одеждой, канцелярией и детскими игрушками я нахожу за компьютером Елену, руководителя фонда «Созидание», пожалуй, одного из самых многопрофильных фондов Москвы.

Они отправляют посылки нуждающимся по всей России, поддерживают детдома, дома престарелых, сельские библиотеки, больницы, выплачивают стипендии одаренным школьникам из малоимущих семей, а кроме того, постоянно собирают деньги на лечение детей и взрослых, прививая людям мысль, что помогать нужно независимо от возраста, национальности и пола.

В ходе нашей беседы Елена Смирнова рассказала, как сотрудники «Созидания»» справляются с таким количеством задач, о том, как с фондом связаны телеведущие Татьяна Лазарева и Михаил Щац и другие интересные подробности о своей работе.

— С чего Вы начинали?

— Десять лет назад один хороший человек, который много помогал, решил, что ¬нельзя больше делать это бесконтрольно и создал фонд, чтобы отслеживать ту помощь, которую передавали он и его друзья.

Фонд планировался как небольшая частная организация для неравнодушных людей. И учредитель предложил мне возглавить ее, я какое-то время подумала и согласилась.

До этого я работала в маркетинговой компании.

— Как Вы справляетесь с таким объемом работы?

— Теперь нас пятеро. Сейчас, ранним утром, тут двое – волонтеры, которые пришли собрать детям из регионов посылки со школьными принадлежностями. Справляемся с трудом последнее время, почти что на последнем издыхании: очень много взяли на себя и пока не можем отказаться ни от одной программы.

Те же посылки отнимают очень много времени. Но когда ты узнаешь, что где-то люди носят куртку по очереди, понимаешь, что делаешь очень важное дело. Кроме того, материально это нам ничего не стоит, поскольку люди сами с удовольствием приносят свои вещи.

А вот отправить все это стоит больших физических усилий: собрать посылки так, чтобы каждому ребеночку что-то положить и чтобы все это подошло по размерам. Если мы собираем в день 10-12 посылок, то это хорошо. Параллельно мы еще возим вещи в детские дома, ездим туда с проверками.

Скоро будут приходить родители больных детей, которые подают заявление на оказание лечебной помощи, идет отбор заявок на программу «Пять с плюсом» для детей, которые хорошо учатся. Пока у Иры (Ирина Манохина, сотрудник фонда – прим. авт.) есть пять минут свободного времени, она про них пишет в интернете.

У нас все на подхвате, у всех есть какие-то свои программы, например, Лена Тимошина занимается медициной, а Ира двумя большими стипендиальными программами, плюс у всех есть общие дела.

— Как вам удается находить деньги для стольких программ?

— Ходим, просим, придумываем какие-то не совсем обычные для нас идеи. Конечно, проще обратиться к какому-то доброму дяденьке-олигарху, который нам никогда не откажет, потому он уже много лет помогает, но мы понимаем, что важнее привлекать как можно больше людей. Вот только что мы собирали 200 тысяч для мальчика путем мелких переводов, от 10 рублей.

Много-много людей приняли участие и помогли ему оплатить лечение. Такой вид благотворительности намного важнее, потому что мы не всегда можем обращаться к нашим большим дарителям – мы это делаем редко и только тогда, когда не можем найти средства в других местах или когда они нужны очень экстренно.

Мы стараемся, чтобы помощь людям была в радость, а не висела над ними как обязанность.

Елена Смирнова, руководителя фонда «Созидание»

— У вас средства поступают в большей степени через частные пожертвования?

— Да, я думаю, что процентов 80 – это частные лица и лишь 20 процентов — организации, и то, в основном, не сами, а их сотрудники. У нас нет пока конкретной программы, которую поддерживала бы какая-то одна компания.

— Когда фонд только открывался, вы только оплачивали лечение детям или сразу помогали детдомам, семьям? Какие были первичные направления?

— Сначала мы отправляли посылки и считали, что восемь посылок за год – это очень много (улыбается).

— Их отправляли каким-то учреждениям?

Нет, помощь была адресная – семьям, которые действительно нуждаются. Но поскольку нас тогда было двое – я и Ира, эти вещи приходили из наших двух домов – больше у нас не было источников (смеется). Потом стали приходить новые люди, на следующий год стало больше посылок, сейчас мы отправляем, наверное, порядка 2500 в год.

И нас останавливает только финансовый вопрос – очень дорого стоит отправка. Мы могли бы отправлять еще больше, но одна обходится где-то в 500 рублей – просто за почтовые услуги и коробку. А вещи внутри абсолютно бесплатны. Вот тут как раз и организации много отдают – то, на чем они специализируются: от канцелярских товаров до консервов.

Компания «Кенгуру» передает одежду, а «Гулливер» — игрушки для детей. Если нам нужны телефонные аппараты, мы пишем в телефонную компанию. Есть дети, которые ходят за 5-6 километров в школу пешком, а родители, допустим, у них инвалиды и они волнуются, если у ребенка лишний урок или внеклассный час – они же не знают, почему он задержался.

Раньше мы сами все покупали, а теперь деньги, уходившие на это, направляются на операции, ведь за них вещами не заплатишь.

— «Почта России» не пошла на уступки?

— Пока нет, но мы ведем переговоры. Собственно, это наша боль, мы пишем об этом уже много лет, тем не менее, все государственные организации редко предоставляют большие скидки.

— А почему организации с легкостью соглашаются передавать товары, ведь, по сути, это тоже деньги?

— Ну, как правило, нам отдают все-таки витринные образцы, а для нас это не имеет значения, потому что наши подопечные не избалованы вниманием, и то, что у куклы коробочка чуть-чуть смята – не принципиально.

А так, все это нарабатывается годами: например, мы попросили чуть-чуть, сделали отчет. В следующий раз нам дали чуть больше, на следующий – еще чуть больше и так далее. Что касается больших магазинов — тут у нас, слава Богу, есть Татьяна Лазарева, которой совершенно не сложно позвонить и попросить.

Она это делает с удовольствием, потому что она, как никто, понимает, что, сэкономив здесь, мы получим больше средств для лечения больных детей. Но мы занимаемся не только детьми, потому что, как говорит мой любимый директор фонда «Подари жизнь» Галя Чаликова, «Если у него выросли усы, это не значит, что он не хочет жить».

Мы и наших дарителей потихонечку приучаем, что надо помогать всем, вне зависимости от национальности, возраста и степени заболевания.

— Сколько вам требуется времени, чтобы собрать деньги на одного ребенка?

— Девочке Василисе собрали всю сумму – более 300 тысяч – меньше, чем за сутки. И хватило еще на одного мальчика с такой же патологией. А бывает, что никто не берет ребенка.

Мы просим выбрать, кому хотят помочь, а выбирают все не того. Но у нас, слава Богу, есть благотворители, которые говорят: «Нам все равно.

На кого посчитаете нужным, на того и дадим» и таким способ мы оплачиваем «невезучих».

— Вам сильно помогает наличие ЖЖ-сообщества?

— Постоянных друзей в нем у нас полторы тысячи, а просмотров бывает до семи-восьми тысяч. Праздник «Муравья» весь практически собран за счет читателей ЖЖ, вся информация была только там. В ЖЖ мы публикуем мало медицинских просьб, потому что мы не можем бесконечно просить – у нас есть сайт и незачем его дублировать.

Но раз в месяц мы обращаемся за помощью, и даже если она достаточно большая в материальном плане, она собирается. А так обычно пишем объявления: «Нужна машина отвезти то-то» или «Нам нужны велосипеды для детского дома», и люди находятся.

Такая помощь многих людей устраивает больше, потому что к фондам до сих пор отношение неоднозначное, и люди зачастую идут не в них, а к людям, которые там работают и которым они доверяют. Я думаю, что мало фондов могут похвастаться тем, что знают практически всех, кто у него есть в друзьях в ЖЖ.

Наши читатели отправляют посылки, приезжают в Москву на субботники и привозят вещи, участвуют в акциях, предлагают нам идеи. Вчера приезжала замечательная девушка Маша, которая живет в Голландии. Она привезла целый блокнотик идей, которые бы она хотела предложить фонду, и каждая идея – это некая изюминка.

Причем Маша готова сама все это делать, потому что она читает наш ЖЖ, и понимает, что и у нас идей очень много, как и программ, но мы не всегда можем с ними справиться так, как бы нам хотелось. Кто-то из ЖЖ-друзей переписывает письма, кто-то пишет тексты про детей, кто-то объявляет на работе сбор вещей.

— Вы принимаете только новые вещи?

— Нет, главное чтобы они были чистые и хорошем состоянии. У нас на сайте есть «манускрипт» про то, какие вещи нам нужны. Вещь должна быть такая, чтобы она пришла, и человек сразу ее надел.

Нам это кажется диким, но у людей даже нет денег на то, что бы купить пятновыводитель за 150 рублей. Если нам поступают какие-то новые вещи, мы их кладем в посылки как небольшой подарочек.

Многие, конечно, садятся на шею, мы на это давно уже не обижаемся, потому что им больше неоткуда ждать помощи.

— Сложно было отбирать детей для программы «Пять с плюсом»?

— Нет, не сложно. Во-первых, заявок не тысячи, во-вторых, мы отбираем детей не только по школьным успехам. Они должны быть либо творческими личностями: например, заниматься рисованием, играть на флейте и так далее, либо заниматься спортом в дополнение к хорошим оценкам, участвовать в олимпиадах. У нас дети очень одаренные.

Например, есть мальчик, стипендиат из Подмосковья, мы ему два года платили стипендию, а в этом году он поступил в четыре вуза Москвы. Есть еще девочка , перенесшая лейкоз, которая учится в МГУ и знает 4 языка. Она не совсем здорова, но не чувствует себя ущемленной и получает от жизни удовольствие.

Это люди, на которых нам всем стоит равняться, потому что, несмотря на тяжелейшие условия, они не теряют оптимизма.

— А из чего выросла программа со стипендиатами?

— У нас ведь все программы вырастают из других. Например, люди нам пишут письма: «Я закатала на зиму 4 банки огурцов», «Вот, девчонки, я покрасила голову», «Детки у меня учатся на «отлично». И из этих писем мы вычленяли информацию, которая давала нам толчок к созданию нового направления.

Так, мы увидели, что дети учатся на «отлично», побеждают в олимпиадах…и решили создать эту стипендиальную программу. Я пошла в фонд Владимира Потанина и мне рассказали, как это правильно сделать, потому что у них больше опыта. У нас устроено так, что каждый из стипендиатов прикреплен к своему дарителю. В этом году у нас 127 человек, и каждому из них кто-то помогает.

Например, Мария Иванова знает, что у нее есть подопечный в Тверской области, которого она сама выбрала, и она перечисляет ему стипендию. Все дети знают, кто их благотворитель, потому что мы пишем письма, например: «Уважаемый Сергей, вы стали победителем конкурса, теперь у вас есть друг в Москве, который вас поддерживает, ее зовут Светлана».

Они пишут своим попечителям открытки, письма в фонд, а мы потом их передаем.

— Расскажите про «Праздник муравья» и для чего он был устроен?

— Четыре года назад мы создали этот праздник. Идею предложили девушки, которые работали на радио «Серебряный дождь» и они даже нашли нам это место на Истре. Так случилось, что Татьяна Лазарева тоже смогла присутствовать на этом празднике, и он получился замечательным.

Первый раз на нем было около 40 детей – это были дети из многодетный семей и дети из разных больниц и учреждений.

До этого устраивалась новогодняя «елка», которую делали Таня вдвоем с Михаилом, и после нее нам начали звонить разные семьи и спрашивать: «А когда будет еще? Мы так ждем!» И мы поняли, что для них самое главное — не большой праздник, например, в Кремле, а возможность чувствовать себя такими как все.

Читайте также:  Малокровие у детей (анемия): профилактика, симптомы, лечение

Бывает, нам говорят родители: «Мы выходим на улицу, а от нас шарахаются». Таких мероприятий у нас, к сожалению, очень мало – два или три, а для детей это настоящее событие.

Представляете, там стоит Harley-Davidson и мальчишки залезают на него фотографироваться, а потом получают фотографию: для нас это все ерунда, а для них — большая радость и очень неожиданный подарок. Не только мотоцикл, ну и возможность пообщаться со сверстниками, с известными телеведущими, получить из их рук автограф – для них важно, что они приглашены на такой праздник и что они такие, как все. Это касается и детей из детских домов, и больных детей.

— А известность Татьяны Лазаревой, Михаила Шаца а Александра Пушного вам как-то помогает?

— Мне жалко, что они все, кроме Тани, очень мало говорят о том, что они помогают. А ведь для них быть членами попечительского совета – не просто формальность, они живут Фондом, знают, что происходит, какие акции и праздники у нас, понимают проблемы, предлагают пути их решения.

Допустим, у того же Александра Пушного огромное количество поклонников, которые могли бы узнать, что он не только отличный музыкант и прекрасный ведущий, но и помогает совершенно незнакомым детям.

У нас семь человек в попечительском совете, я всех этих людей уважаю и горжусь, что они с нами. Но они не хотят, чтобы это стало известно публике, так как у нас в стране уже есть люди, которые кичатся тем, что они помогают, но это не всегда соответствует действительности.

В нашем случае мне бы, конечно, хотелось, чтобы они рассказывали больше, потому что для многих это будет примером.

— А как о вас узнает, например, какая-нибудь отдаленная сельская библиотека?

— По сарафанному радио. Помогли дому престарелых, они рассказали кому-то и те обратились к нам. Под опекой Фонда порядка 27– 30 библиотек в России, которые тяжело живут. И им трудно не только с книгами, журналами, подписками, а, в основном, с призами и подарками, потому что они проводят различные мероприятия, а вещей для награждения у них совсем нет.

— Может быть, у вас есть какое-то обращение к читателям?

— Подумайте о том, что те вещи, которые вам совсем не нужны, могут очень пригодиться другим людям: мобильные телефоны, какая-то бижутерия, скатерти, занавески, постельное белье, которое вам надоело… Мы можем позволить себе купить новое, а для кого-то это совершенно незапланированная роскошь, поэтому подумайте о тех, кого можно было бы порадовать и дать вещам какое-то второе дыхание. Или, иногда, когда покупаете своему ребенку подарок на день рожденья, можно купить еще один, хотя бы небольшой, и отправить другому ребенку, который живет в Забайкалье или Архангельской области. Это будет огромный сюрприз для них, им важно знать, что их не бросят в беде.

Алена ГЕТМАН

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/fond-sozidanie-posylki-s-nadezhdoj/

Блоги / Сергей Нидолов: Срочно! Подлинная правда о фонде «Созидание»!

Все слышали про благотворительные фонды, видели сборщики мелочи в магазинах, читали призывы на страничках интернета. А знаете, как выглядит благотворительный фонд изнутри?

Мы проникли в фонд «Созидание» и, собственно, сняли, что и как. Проникли внезапно. Если честно, мне хотелось сенсаций и разоблачений. Ожидал увидеть чистый офис с добрыми и культурными дамами. Добрые и культурные дамы в наличии, а в остальном — буйствовала стихийная рабочая обстановка сортировки материальной помощи.

Рабочий бардак и творческий хаос, над которыми царили четыре маленькие добрые женщины Елена Смирнова, Валентина Егорова, Татьяна Горина, и Анечка Чуднова, с милыми уборщицами МТС Ирой и Оксаной, которые весьма проворно уворачивались от камеры. Правильно делали, так как фотограф из меня кривой, но, что получилось, то получилось… Будь снисходителен, дорогой читатель.

  • К несчастью, не было ещё двух маленьких добрых созидателей: Елены Тимошиной, главного специалиста по медицинским вопросам, и приболела Елена Горбунова, дай ей бог здоровья.
  • Приступим к осмотру пристанища благотворительного фонда «Созидание», они же «созидатели», или просто — «созиданцы», для уменьшения пафоса)
  • Предупреждаю!

Обожания и умиления будет много, я безмерно люблю созидательниц за их 11 лет работы и ежемесячную отчётность. За их честность и репутацию, постоянные праздники и акции, лёгкость и доброту.

Я влюблён в этих барышень всерьёз и надолго. Просто физически не получается писать критически и раскапывать минусы. Простите, недоверчивые читатели. Приезжайте к ним в гости на Магнитогорскую 7 и разоблачайте.

У меня не получилось, я завербован в фанаты фонда и циник спит(  

Егорова Валентина… Очень уютная дама, вот просто — теплая и добрая улыбка. Вручила мне огромную бутыль и показала где кулер. Барышни хотели чаю. После праздника «Пироги и пряники» остались собственно пироги и пряники!

Стенд с грамотами, рядом кусочек второго стенда…, потом стенды кончились и грамоты складывают на полку.

Стаканы «Созидание»; кстати, почему стаканы, если это кружки?! Мне нашли зелёную. Я просто не мог уйти от благотворителей без подарка, и ещё выклянчил значок и пирог!

 Татьяна Горина выясняет у меня цветовые предпочтения.

Кстати Татьяна не просто работник фонда, а родоначальник целой династии благотворителей. Она мама Екатерины Миловой. Девушка жила тихо и спокойно, но под влиянием мамы стала волонтёрить и теперь исполнительный директор «Все Вместе». Это собрание объединяет все действительно благотворительные организации.

Вот по «Все Вместе» можно пройтись критикой от души, но команды которые в этом объединении имеют один огромный плюс. Они действительно делают добрые дела, не всегда эффективно на мой взгляд, но и не паразиты на теме помощи ближнему! Да и стоить учитывать что в России, благотворительность в серьёзном понимании, только начинается.

Вот такая семейственность.

 Это всё долго не лежит. Постоянный поток вещей сюда и отсюда. Каждой находят хозяина, каждая штучка прибудет вовремя туда, где в ней нуждаются.

Основная проблема фонда, это огромные почтовые расходы. Можно и дешевле, но отправление посылки по почте это адресная помощь. Гарантия что помощь попадёт по адресу, тем кто действительно нуждается, а не в магазин или на свалку.

Как благотворитель может доказать, что он, собственно, делает положительные дела? Благодарности и отчёты.

Лично для меня нет отчётов, нет фонда. Отчёт по деятельности это момент истины любой благотворительной команды, даже если просто чек сфотографирован. Хотите передать деньги или вещи, ищите отчёты, читайте и делайте выводы.

Эти письма лежали на столе! Я понаехал в фонд Созидание без подготовки, за что получил нагоняй. Надо было предупредить, и барышни приготовили бы чай, навели порядок, всё, как у взрослых. Но чай я не люблю, да и показной порядок тоже. Предпочитаю воду и рабочую обстановку.

Некоторые из писем выкладываются на сайт и страничку в фейсбуке. Не все, просто физически не хватает рук, чтоб вести сайт, сканировать все материалы и писать о работе фонда…, а жаль, было бы здорово.

На этом фото показан процесс, как я уговаривал Елену Смирнову сделать строгое официальное лицо, для серьёзности. Получилось!? Впрочем, смотрите ниже)

Получилось не очень.

Обстановка добрая, душевная. Естественно, благотворительность — это серьёзная, местами трагическая сфера. Но работать там без улыбки и с тяжёлым характером — невозможно. Люди моментально выгорают, обижаются, начинаются мелкие конфликты и дрязги. Чем тяжелее и эмоционально-сложнее сфера деятельности, тем легче надо быть. Созиданцы всё пропускают через себя, и тут нельзя без улыбки.

Жалкая попытка сфотографировать вид из окна. Это 6 этаж. А теперь представьте, как эти милые женщины перетаскивают на 6 этаж 2 фуры с консервами и чипсами. Представили? Я — нет! А они таскают; благо иногда соседи клерки МТС выручают, но уже, при виде благотворителей, стараются по-тихому избежать участи грузчиков.

А самое интересное, что таскают на 6 этаж иногда и пешком… лифт бывает сломан. Такова жизнь. Нет, созидатели не жалуются на щедрых людей, которые решили порадовать детей чипсами. Да, неудобно, но дело-то хорошее.

Просто, если у вас есть фура с конфетами, и какой-либо фонд отказался принять подарок — не обижайтесь, причины, как правило, банальны…, некуда складировать.

Лучше позвоните в фонд, поговорите, и всё можно сделать и проще и лучше.

Это секретное фото!

На этом фото вы видите пример рейдерского захвата по-волонтёрски.

Созидатели получили груз с чипсами… и заплакали. Груз есть, хранить негде, а детям чипсы не помешают. Тайком, под покровом ночи они проникли в соседний кабинет и заставили коробками. Владельцы помещения, компания МТС, в ярости ворвались в фонд..

, но, увидив невинные женские лица и, получив клятвенные заверения, что помещение освободят завтра «вот буквально, вот сейчас, уже едут забрать.., всё будет чисто + мы подметём!» — арендодатели успокоились.

«Завтра» продолжается уже не одну неделю)))

МТСовцы, если читаете, ну они же замечательные…, ну хай постоят коробки. Пожалуйста!

У Елены есть замечательное свойство характера. Маскировка!

Постоянно в гуще событий, лёгкая, весёлая, всегда улыбается. К Елене Смирновой сложно относиться серьёзно. Но это фасад, за которым хитрый умный аналитик, отличный организатор, упорный стратег.

Попробуйте 11 лет возглавлять благотворительный фонд в России…, не фонд-прачечную для отмыва денег, а реально действующий фонд с ежемесячной отчётностью, праздниками, динамичным сайтом, огромным количеством друзей.

Действительно, благотворительный фонд, а не «дуськину» контору в стиле «ах посмотрите мы творим добро.. и рубим бабло».

Фонд — это не магазин, и даже не контора юридических консультаций, хотя, это тоже немалый труд. Это благотворительность, где работают не за зарплату, где на тебя рассчитывают сотни людей.

Где надо получить у одних и отдать другим, оставаясь честным и милым. Где малейшая оплошность — и тебе будут её вспоминать годами, а победа воспринимается, как само собой очевидное и само собой разумеющееся.

Это круглосуточно, 365 дней в неделю, при этом сохраняя спокойствие и улыбку.

Смог бы я? Вряд ли! Эти маленькие добрые женщины могут!

Вы не поверите…, но созиданцы совсем обнаглели и захватили под мат.помощь ещё и соседний чулан! Но клятвенно заверили, что всё… честно… это последняя захваченная территория!!! Вот те крест!!! Железно!!! И задумчиво посмотрели на офис напротив…

 Кстати, о компании МТС, которая приютила фонд Созидание.

Очень сложно писать о фирмах, которые помогают фондам и волонтёрам. Дорогой читатель, или модератор ресурса, сразу кричат, что это РЕКЛАМА. Ну пусть реклама…, так вот, МТСовцы постоянно выручают благотворительные организации: помогают Созиданию с помещением, выручили Тугезу с компьютерами + сами сотрудники — народ очень отзывчивый. Спасибо им огромное.

За 3 года в благотворительной среде я заметил: если крупная компания, торгующая нефтью и прочим сырьём, или с государственным участием, то вокруг неё крупные большие благотворительные организации, о работе и акциях которых мало что слышно, наверно, скрывают! В свою очередь, если компания занимается производством, услугами, торговлей, без доли государственного участия, то они помогают действующим фондам.

Торговые сети очень выручают, тем что разрешают ставить сборщики денег в магазинах. Увидите такой, киньте пару рублей + это приносит удачу. 99%, что ваш рубль попадёт по адресу.

На мой взгляд, для работы любого благотворительного фонда важно сотрудничество с коллегами.

Если фонд вот такой весь из себя правильный, и вот они одни творят добро, а все остальные дураки неумные — то фонд продержится 2 года, или они просто зарабатывают деньги.

Сотрудничество, да ещё и в сфере благотворительности, крайне важно. Причём не просто знакомство…«а, да, слышали про таких», а именно взаимопомощь.

А это, собственно, склад! Дай бог, квадратов 25. Естественно, это очень мало, поэтому они и организовывают налёты на чуланы и соседнии офисы, о которых писал выше. Главное, после захвата делать невинное лицо, и кормить злых МТСовцев шоколадками.

Ну, вот как тут отказать помочь донести ящик на 6 этаж при сломанном лифте? Ну, вот как тут обижаться за захват соседнего офиса?

  1. Вы бы обиделись?
  2. Собственно, рабочий стол директора
Читайте также:  Интервью с романом анашкином, отцом двоих детей

Пушной, Лазарева и Шац — надежда и поддержка фонда Созидание. Друзья и покровители. Участники и организаторы…, да и просто — умнички великие. Не только они, а и весь попечительский совет фонда: Леонид Меламед, Дмитрий Журба, Константин Грамотнев, Юрий Рост и Наталья Синдеева.

Повторюсь, к Елене сложно относиться серьёзно. Взрослая, красивая женщина, а ведёт себя, как ребёнок, что-то рассказывает, показывает. Баловство какое-то, и как такой воздушный человек может возглавлять крупный авторитетный фонд?! Она пританцовывает, вместо того, чтоб делать мудрое лицо знающего человека и глубокомысленно смотреть вдаль!

Потом ты замечаешь, что уже сортируешь вещи и опускаешь купюры в копилку…, а Елена продолжает рассказывать, показывать, улыбаться. И вот ты весь такой умный, хитрый… — уже сам созидатель.

  • Вербовка, но по-доброму)
  • Визитки друзей фонда.

Под мат. помощь используется каждый метр площади, включая вход, он же выход.

Сейчас будет трагическая история!

Жила была симпатичная очаровательная барышня Анечка Чуднова. Ходила на работу, готовилась к свадьбе. Но, случилось страшное… созидатели тёмной ночью напали и затащили к себе в гости, прикормили плюшками и вот — Анечка помогает сортировать вещи. Шучу конечно же…, всё по взаиможеланию)))

Но поверьте, волонтёрить действительно приятно. Люди не часто делают что-то доброе. Нет, конечно же, мы все хорошие и замечательные, и бабушку через дорогу и карамельки детям.., но, если честно, не часто…, чего уж там. А в этом что-то есть, как-то чище и спокойнее становишься в душе, хотя это лично моё ощущение.

На складе кипела работа, вот эти шарики в упаковке — это бакуганы…, я понятия не имею, что это, но дети любят. Люди приносят вещи, игрушки, еду, надо упаковать и передать в семьи и социальные учреждения. Граждане, кто дочитал до этого места, пишу вам малую просьбу. Сами благотворители никогда не попросят, стесняются.

ПРОСЬБА ниже

Вещи и игрушки — это здорово. Но, проще взять адрес в фонде и отправить посылку напрямую. Но, если нет возможности, скиньте 100 рублей…, не надо много, благотворительность — это сфера, где важнее участие, важнее не быть равнодушным…, а деньги — это важно, но не самое главное.

  1. Уборщица компании МТС Оксана и волонтёр Анечка всё время, пока я был в гостях, уворачивались от камеры, но перед уходом я их поймал на фоне рабочей обстановки!

 Ну вот, как-то так, сплошное умиление. Сейчас толкну речь про то, что надо оказывать помощь, про то, что добрые дела — это хорошо…, впрочем, одна картинка дороже тысячи слов, смотрите сами.

…и так вся страничка фонда.

P. S. Очень конечно солнечно получилось, но они действительно положительные. Езжайте, проверяйте.

***

Всегда Ваши: Сергей Нидолов и Зимородок, проект Апостол

Источник: https://echo.msk.ru/blog/sergeynidolov/1013800-echo/

Елена Смирнова: Трагедия – это когда ребенок болен. Все остальное – мелочи

Елена Смирнова — директор благотворительного фонда «Созидание» и мама пятерых детей рассказала Ирине Терре о радостях и трудностях усыновления ребенка, дисциплине в многодетной семье и уважении личного пространства друг друга.

Лена, расскажите, как вы пришли в Фонд?

Меня позвал в фонд мой приятель — крупный бизнесмен, нужно было контролировать работу по распределению финансовой помощи, которую он передавал фонду. Долгое время я работала одна, сейчас у нас пять сотрудников и несколько сотен волонтеров.

До этого я работала в маркетинговой компании, занимала хорошую должность с высокой зарплатой и перспективой карьерного роста. Но жизнь тем и хороша, что ее можно поменять. И я счастлива, что в то время послушала себя, свою интуицию и пришла в фонд. Я люблю свою работу, и она многое изменила и в моей жизни, и в моих мировоззрениях.

Кому помогает ваш фонд?

Фонд «Созидание» был учрежден в 2001-м году, и занимается благотворительной помощью социально незащищенным детям, сиротам, малообеспеченным семьям. Мы курируем десятки больниц, школ-интернатов, детские дома и приюты. Наша помощь разнообразна — от покупки средств реабилитации до оплаты дорогостоящих операций и лекарств.

Также мы поддерживаем на постоянной основе сельские библиотеки и театральные кружки, отправляем посылки с одеждой, посудой, книгами и игрушками малообеспеченным семьям во все регионы России.

В этом году мы отправили более 3000 посылок.

Сейчас у нас проходит акция «Соберем детей в школу» — мы хотим собрать до 1-го сентября школьные принадлежности, одежду и обувь для детей из малоимущих семей.

О чем вы мечтали в детстве?

Я мечтала стать учителем начальных классов, потому что моя учительница была замечательная. Потом захотела стать тренером, потому что и тренер была у меня самая лучшая.

А потом стало не до желаний: 90-е годы оказались тяжелыми в материальном плане, и я работала на трех работах, чтобы купить продукты.

И только в 30 лет я смогла позволить себе работать в удовольствие — не по количеству потраченных часов (сейчас мы работаем много и практически без выходных), а по качеству работы. То есть, работать, чтобы приносить пользу.

Как изменилась ваша жизнь с приходом в Фонд? Ценности переосмыслились?

Моя жизнь изменилась кардинально — я перестала наши мелкие проблемы воспринимать как трагедии. Трагедия — это когда болен ребенок или когда бабушка вынуждена на свою мизерную пенсию поднимать внука, не имея ни сил, ни денежных средств. А наши проблемы — это просто мелочи жизни. У нас необыкновенно душевная команда в Фонде, хотя нас всего 6 человек.

Это счастье, когда на работе атмосфера комфорта и уюта, мы очень этим дорожим и стараемся сохранить то, что удалось достичь. Есть еще друзья фонда, которые приходят и помогают, они присылают нам горячие обеды на работу, зная, что мы часто не успеваем даже перекусить, звонят и поддерживают наши начинания.

Завоевать дружбу таких людей — это и есть результат того, что мы сделали за 14 лет. Всё, что мы можем сделать — мы делаем, и это чувство, как бы не высокопарно звучало, «чувство выполненного долга» дает нам силы сделать еще в сто раз больше.

Расскажите о своих детях, пожалуйста

У меня пятеро детей. Паше — 19 лет, он учится в институте, окончил музыкальную школу, у него есть невеста Светлана. И хотя они и живут отдельно от нас, мы часто встречаемся.

Саше — 12, она учится в гимназии, изучает несколько языков, занимается гимнастикой. Победительница и призер конкурсов по домре, играет на фортепьяно. Артему — 9 лет.

Он учится в гимназии и занимается фехтованием, играет на скрипке.

Большой экспериментатор и собирается полететь на Марс. Маше — 7 лет, она перешла во второй класс, учится в музыкальной школе, играет на флейте, и скоро будет учится играть на саксофоне.

Нашей маленькой Василисе 2 годика, в сентябре она пойдет в детский садик, а пока радует нас своим баловством и проделками.

Васю мы взяли в нашу семью совсем маленькой — из больницы, где она лежала в палате отказников с воспалением легких.

Я никогда не скрывала факта удочерения и писала обо всех трудностях этого нелегкого дела в фейсбуке, чтобы помочь другим мамам, находящимся в процессе усыновления или удочерения.

Забрать Василису было общим семейным решением?

Конечно, это решение семьи. Мы много разговаривали с мужем, много обсуждали это с нашими детьми. Поговорив, мы однозначно поняли, что нашей общей любви хватит еще на одного ребенка. Для нас все наши дети «свои и наши» — любимые и желанные, просто Василиса рождена не из живота, а из сердца.

Когда вы забирали Василису из больницы, какие были ощущения, переживания?

25 сентября 2013 года мы всей семьей поехали за Василисой. Сказать, что я нервничала — не сказать ничего. Казалось, что нам ее не отдадут, бумажки какой-то наверняка не будет хватать или еще какая-то найдется причина. Приехав в дом ребенка, я пошла одевать Василису, а муж с детьми остался на улице.

От волнения я никак не могла впихнуть Васю в конверт. Взяв целый список указаний от главврача — прививки, распорядок дня, документы, медицина, питание.

Я вообще до появления Василисы не представляла, как это — кормить ребенка смесью, какие они, эти смеси, бывают, чем отличаются. Я вышла на улицу к родным.

Это чувство, что вот этот белый кулек — наш, не сравнить даже с выпиской из роддома со своим ребенком.

Свой ребенок — это происходит постепенно, естественно. В роддоме уже привыкаешь к его существованию. Получение удочеренного кулечка из больницы может сравниться с вручением медали на соревнованиях. Я сделала это! Мы победили! Награда у нас в руках!

С какими трудностями столкнулись в первые дни дома?

Про трудности, связанные с бюрократическими процедурами: прописка, получение гражданского и загранпаспорта, страховки, прикрепление к поликлинике — я даже говорить не буду. Это отдельная тема, которую я подробно описывала в своем блоге. Дырки огромные в системе, и если вдруг кто-то желает сохранить тайну усыновления (а мы не скрывали, что Вася — приемная), у него вряд ли получится.

Было очень трудно — все, что могу сказать. Расскажу лучше про Васю. Первый шок был, когда Василиса не захотела есть из бутылочки. А я ведь купила смеси, приобрела правильные бутылочки с дырочками по возрасту. Не работает — не ест и все. Я в шоке. Муж взял бутылку и продырявил еще дырки. Потом еще — и сделал дырищу. И тут Василиса показала мастер-класс: 30 секунд — и еда исчезла.

И мы потом еще долго учились есть, чтобы перейти к тем первоначальным правильным дырочкам в бутылке, когда можно есть в удовольствие, никуда не торопясь. У нас начался период привыкания: Василиса привыкала к нам, а мы к ней. Я взяла отпуск на работе. Старшие дети были очень довольны, что теперь я буду проводить и с ними больше времени.

Как управлять такой большой семьей? У вас строгая дисциплина?

Да, у нас строгая дисциплина, без этого ничего не организуешь и ничего не добьешься. Нас много и каждый в доме должен быть не в ущерб другому. Если Вася спит, мы должны разговаривать шепотом, если Саша делает уроки, мы стараемся не заходить к ней в комнату, чтобы не мешать и так далее.

Есть правила личного пространства, в которые нельзя вторгаться без спроса. Я их часто хвалю, не ругаю за отметки (хотя они у нас все очень хорошо учатся). Что касается питания, то у нас обязательно нужно есть суп — это даже не обсуждается. У меня есть няня-помощница, которая еще и готовит, поэтому еда всегда домашняя и полезная.

Чем вы занимаетесь в своем личном пространстве?

Учусь фотографировать. Мы с мужем много путешествуем, и я хочу научиться фотографировать правильно, чтобы получались качественные профессиональные фотографии.

Еще я собираю уток — в моей коллекции порядка шестисот уникальных фигурок. Я так часто была беременна — ходила, как утка — вот муж меня и называл уткой.

Раньше я их сама собирала, а теперь фигурки привозят мои друзья из путешествий.

У нас уже не хватает под них стеллажей.

Утки все подписаны — кто их нам подарил, когда и из какой страны, и порой, когда бывает плохое настроение или погода, то я иду и любуюсь на этих уток, и на душе становится теплее.

Это история про настоящих друзей, когда человек в далекой стране думает о тебе, ходит по улицам незнакомого города в поисках утки, беспокоится, все это — трогательно и ценно.

Какие качества вы больше всего цените в муже?

Андрей — добрый, умный и очень хороший человек, я благодарна судьбе за счастье найти его — такого близкого и родного человека. Мы познакомились на Камчатке, хотя оба из Москвы.

Я, еще работая в маркетинговой компании, приехала туда провести исследование — изучить рейтинг губернатора камчатского края. Андрей работал там журналистом. Мы познакомились, влюбились, приехали в Москву и родили дочь. Это мой второй брак.

И первое, что сделал Андрей — нашел общий язык с моим сыном от первого брака. Сейчас у них тесные доверительные отношения.

Читайте также:  Реакция манту у детей: норма, отрицательная, положительная

Просто муж меня никогда не отделял от ребенка — если любишь женщину по-настоящему, то и ребенок только в радость. Он говорил, что ему повезло — сразу появилась возможность любить двоих.

Муж стал водить Пашу в кино и в парки отдыха на аттракционы (куда меня не затащишь ничем) — то есть, все, что я не могла или не хотела делать, взял на себя мой муж.

Павел — очень добрый ребенок, поэтому найти с ним общий язык было несложно, но завоевать доверие — это надо было постараться.

В чем секрет такой дружбы в семье?

У нас недавно в фонде был конкурс сказок, и один ребенок написал «жили-были дед да баба, жили они дружно, потому что врозь». Мы с мужем, также как и с детьми, уважаем личное пространство друг друга. У нас есть стремление каждому побыть одному, чтобы понять, что вдвоем лучше. Уже лет 10 в январские праздники мы уезжаем отдыхать только с ним вдвоем, это наше личное время.

Потом он может поехать отдыхать со старшим сыном, и это их личное время. Я езжу в Беловежскую пущу со средними детьми — и это тоже только наше с ними время. В нашей семье нет ревности, и мы стараемся быть тактичными друг к другу, не ущемлять права и желания другого. Мы вообще какие-то неревнивые и радуемся, что у кого-то есть возможность поехать и отдохнуть.

Фото из личного архива Елены Смирновой

Источник: https://healthy-kids.ru/elena-smirnova-tragediya-eto-kogda-rebenok-bolen-vse-ostalnoe-melochi/

Елена Смирнова, директор благотворительного фонда «Созидание» — Журнал Citizen K — Издательский Дом КоммерсантЪ

«Созидание» существует с 2001 года. Сейчас у нас около 15 программ: есть помощь малоимущим семьям по России, есть взрослые, есть дети, есть детские дома и дома престарелых, библиотеки, больницы, челюстно-лицевая патология, ожоговая программа, программа помощи детям с несовершенным остеогенезом.

Фонды часто обмениваются подопечными, потому что любой фонд может оплатить лечение одного человека только раз в год, а уже во второй раз люди вынуждены платить налог. Такой закон у нас, по крайней мере пока. Или просто бывает, у какого-то фонда на данный момент нет денег на ребенка, а у нас есть.

Люди про нас узнают друг от друга в основном. Рекламы мы никакой не даем. Кто-то кому-то сказал, кого-то мы в больнице лечили, кому-то оплачивали протезы. Сейчас у нас в картотеке 2500 малоимущих семей, которым мы помогаем регулярно — вещами, одеждой, книжками, игрушками — как минимум несколько посылок в год.

Мы не собираем посылки всем подряд. Нам приходит письмо и весь пакет документов на семью — что они малоимущие, или многодетные, или в этой семье ребенок с ограниченными возможностями.

И если мы в чем-то сомневаемся, то проверяем. Ближайшие регионы обязательно — вплоть до Краснодарского края.

В Забайкальский край, в Читинскую область, во Владивосток, в Архангельскую область посылки отправляем почтой, а туда, где поближе, стараемся возить сами.

Посылка приходит прямо в руки, никакие собесы или центры распределения в этом не участвуют. Летом, когда были пожары, мы тоже привозили вещи самим погорельцам, туда, где они сидели на пепелище.

Деньги малоимущим мы не посылаем никогда. Мы только оплачиваем пребывание в клинике и операцию. Но у нас есть программы, в рамках которых мы собираем деньги,— например, стипендиальная программа для детей в регионах.

Благотворители нас не уходят — и те, кто пришел год назад, и те, кто пришел восемь лет назад. У нас такое количество разных программ и предложений об оказании помощи, что помочь может каждый.

Кому-то нравится оплачивать медицину, кому-то не нравится, кому-то близка идея платить стипендии, кому-то нет, кто-то хочет помогать сиротам.

Какая-то организация, например, решила оплатить спортивные площадки детдомам: они нам звонят, и мы им находим и детдом, и площадку.

Сами наши подопечные что-то друг для друга делают. Люди, которые в регионах живут и получают наши посылки, вяжут для наших аукционов, базаров и каких-то мероприятий вещи, которые мы продаем.

Или вот в семье Гапеевых — мы сначала помогали Кириллу, потом его больной дочке Варе, и в то же время они давали нам свою машину, когда нам было нужно в больницу крупногабаритную вещь доставить.

Не то что мы — вам, а вы — нам, просто люди, которые получают помощь, они знают, насколько это важно, и они тоже готовы чем могут помогать.

К нам каждый день приносят вещи для малоимущих. Вещи должны быть чистыми, в хорошем состоянии — пришла посылка, и человек может сразу же эту кофту или джинсы надеть. Каждый может собрать мешок аккуратно сложенных вещей, чтобы эти вещи принесли радость.

Не то, что вам не нужно, а то, что нужно нашим подопечным. А то отдают нерабочий компьютер — мы привезли, а там ребенок-инвалид, который всю жизнь мечтал об этом компьютере, мы его включили, а он не работает. Хорошо, что у нас была возможность его заменить.

Просто надо отдавать то, что людям принесет счастье, а не то, что не нужно.

Интервью: Анна Шур

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/1618785

Елена Смирнова: «Жить только ради детей — не моя история»

Во время загрузки произошла ошибка.

Старшему сыну Смирновой Павлу уже 20 лет. А еще они с мужем воспитывают 14-летнюю Александру, 11-летнего Артемия, 9-летнюю Марию и 4-летнюю Василису. Чемпионкой мира Елена стала в августе 2017 года, завоевав две медали в прыжках в воду на чемпионате мира в Будапеште. С проектом «Дети Mail.Ru» многодетная мама поделилась секретами воспитания и рассказала, как справляется с трудностями и откуда черпает жизненные силы.  

Прыжками в воду я занимаюсь с детства, поэтому восстанавливать фигуру и форму после родов мне, возможно, не так сложно, как менее спортивным мамам. И все-таки это труд, причем титанический.

Знакомые часто спрашивают, что меня вдохновляет и мотивирует. Ответ прост: во-первых, я не хочу, чтобы дети видели перед собой толстую, жалующуюся на жизнь маму, во-вторых, я стараюсь не забывать о том, что я – отдельная личность, со своими интересами, целями, увлечениями…

Раствориться в семье и жить только ради детей – не моя история. Конечно, семья для меня в приоритете, если ребенок болеет, я никогда не оставлю его ради тренировки или чего бы то ни было. Но когда все спокойно и есть возможность, то почему бы не уделить время себе и своему физическому развитию? Поверьте, если есть цель, то и время всегда находится.

Больше всего жизненных сил я, пожалуй, черпаю из разнообразия действий. Когда ты и здесь и там, не зацикливаешься на чем-то одном, то выгорания не происходит.

Одно занятие отвлекает от другого – работа от спорта, спорт от быта, быт от работы и так далее… Благодаря мужу у меня есть возможность заниматься любимым делом, оплачивать нянь, посвящать какое-то время только себе. Я ему очень за это благодарна.

Трудности у всех детей разные – одному сложно заводить друзей, другому не дается математика. Для меня как для мамы самое главное – это здоровье. Никогда не буду заставлять ребенка корпеть над оценками в ущерб сну или отдыху. Но, конечно, и не позволю приносить домой двойки по литературе, если надо, найму репетитора.

Я не думаю, что детей надо держать в ежовых рукавицах и что какие-то чрезмерные трудности закаляют характер. К каждому ребенку нужен подход.

Например, Маша у нас, как и я, занимается прыжками в воду. К тренировкам она морально готовится заранее, настраивает себя на то, что придется прыгать с 7-метровой вышки. Какие-то дети делают это не задумываясь, а моей Маше надо подойти, постоять, собраться с мыслями. Тренер на нее не давит, я – тоже. Ребенок должен преодолевать только те трудности, которые ему по плечу в данный момент.

Во время загрузки произошла ошибка.

Каждая семья уникальна и неповторима, поэтому правила, которые хороши для нас, могут не подойти другим родителям. Например, в нашей семье все очень бережно относятся к чужому личному пространству. У каждого должна быть возможность заняться любимым делом, побыть наедине с собой, отдохнуть от общения. В доме, где пятеро детей, это бывает непросто, но мы справляемся.

К уважению личных границ я отношу и отсутствие навязчивого внимания и непрошенных советов. Если ребенку нужно что-то пояснить, то мы стараемся показать это своим примером или преподнести информацию в увлекательной форме – через игру, сказку, мультфильм, забавное видео, но никак не посредством чтения скучных нотаций.

Также мы стараемся не помогать детям выполнять домашние задания. В школе ведь учатся они, а не мама с папой. С другой стороны, если ребенок приходит с вопросом, его никогда не игнорируют. Если он просит помощи в учебе, то берем учебник, вместе читаем и решаем проблему. А вот вариант «сделать уроки вместо ребенка» – явно не для нас.

Еще у нас в семье очень бережно относятся к человеку, который спит. Сон – это святое. Вечером все ходят на цыпочках, нельзя шуметь, греметь, нарушать тишину.

Я никогда не считала зазорным доверять своих детей няне. Сейчас в нашей семье их две – и это практически члены семьи. Они согласны с нашими правилами и принципами воспитания, любят наших детей, как своих, и я им полностью доверяю.

Ведь самое сложное в уходе за детьми – это логистика. Одного отвезти в музыкальную школу, другого – к репетитору, третьего – в кружок робототехники, и все это в разных частях города, но в одно и то же время.

Отказываться от помощи, если можешь ее получить, это все равно что ездить на велосипеде, когда у тебя есть хороший автомобиль. Можно, конечно, и так, да только долго и неэффективно.

Наш папа не станет готовить обед, зато с удовольствием поиграет с детьми в развивающие игры, сходит погулять, не побоится отправиться один в путешествие. Он – добытчик и кормилец, поэтому у него не так часто бывает свободное время. Однако я уверена, что проведенный с ним час для наших детей намного ценнее, чем целый день с папой, который бы просто лежал на диване.

Признаюсь, и у меня, и у мужа есть свои любимчики среди детей. Конечно, речь не идет о том, что мы кого-то больше или меньше любим… Просто у каждого свой характер. Один доверчивый и ранимый, другой – бойкий и пробивной, все – уникальные, но кто-то по духу все равно ближе.

Во время загрузки произошла ошибка.

Многие семьи живут в очень напряженной психологической обстановке, боясь развестись из-за детей, финансовых трудностей или просто из страха осуждения обществом. Я сама когда-то пережила развод и могу уверенно сказать: если вам тяжело – разводитесь, хуже не будет. Где-то есть человек, с которым вам будет хорошо. А если нет, то и одному остаться не стыдно.

Все это давление в духе «пора замуж», «ребенку нужен папа», «женщина должна быть терпеливой», «поженитесь, когда будет первенец?» «есть сын, когда родите дочку?» –  абсолютно бессмысленно. Я знаю пары, которые счастливы не имея детей, знаю тех, кто хорошо себя чувствует с одним ребенком, а также семьи, где абсолютная гармония с 9 детьми.

Нет никаких норм и правил одинаково хороших для всех. Главное – это не врать самому себе. То же касается и работы, и воспитания детей. Маме комфортно быть домохозяйкой – пожалуйста. Хочет работать или заниматься хобби – тоже хорошо.

Я считаю очень важным жить не вместо своих детей, а рядом с ними. Проходить этапы взросления, создавать благоприятные условия для развития, что-то корректировать, но при этом позволять им делать собственный выбор.

Когда мой старший сын решил жениться, я ни слова не сказала против – это его жизнь и его выбор, я могу только принять это как данность. У него прекрасная семья.

И теперь в нашей большой семье есть еще один человек, которого мы очень любим и уважаем.

Источник: https://deti.mail.ru/article/elena-smirnova-zhit-tolko-radi-detej-ne-moya-istor/

Ссылка на основную публикацию