Анна кремер — интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

На сайте дизайн-студии Михаила Новинского представленные в портфолио работы выполнены Вами в основном в современном стиле. С чем это связано? С высокой популярностью современного стиля?

Несомненно современный стиль сейчас становится более востребован, чем лет 10-15 назад, набирает «обороты». Хотя нельзя сказать, что он более популярен, чем классика. Просто мне самому больше нравится работать в современном стиле.

Я не отказываюсь работать в других стилях, но обычно в каком направлении ты больше работаешь, то и сильнее развивается, как в плане творческих возможностей, так и области клиентской базы.

Ярые поклонники классики, нашедшие нас в интернете или как-то еще, вряд ли обратятся к нам, потому что 90% проектов, представленных на сайте студии MNdesign, – современные интерьеры.

Михаил, какие изменения, по-Вашему, произойдут в отечественном дизайне в ближайшие 10 лет?

В 90-е годы у нас был большой перекос в сторону «тяжелой» классики, иногда на грани китча. Потом этот перекос начал выравниваться. Думаю, современный стиль будет становиться и дальше более востребованным, потому что люди сейчас много путешествуют, ездят по миру, многое видят.

В Европе людям не интересно жить в интерьерах, как в Эрмитаже. В них интересно бывать, но не жить. И классика там имеет иной вид, из области постмодернистской игры в классику, когда, к примеру, фон и стены выполнены в неком осовремененном классическом виде, а мебель, свет, аксессуары, наоборот, – супер-современные.

Я предполагаю, что мы тоже будет вливаться в эту мировую тенденцию.

Михаил, я благодарю Вас за участие в проекте «интервью с дизайнером». Думаю, что предоставленные фотографии Ваших проектов смогут окунуть наших читателей в мир современного дизайна интерьера и откроют новые грани классики.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Источник: https://dd-space.com/interesnye-lyudi/interview-with-designer-mikhail-novinsky/

Интервью с основателем Академии дизайна РАД Анной Симоновой — Westwing Интерьер & Дизайн

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Дизайнер Анна Симонова знает на своем личном опыте, как создать успешный обучающий проект.  Два года назад она познакомилась с форматом онлайн-школы, а уже через год, собрав команду экспертов в области дизайна и архитектуры, открыла РАД.

«Русская Академия Дизайна (РАД) – онлайн-школа для повышения квалификации дизайнеров интерьера со всей России и Европы»

WW.  Назовите 5 причин обучаться в вашей академии?

Первое – наш формат обучения. У нас собственная студия и съемочная команда для ведения прямых эфиров на самом высоком уровне. Плюс уроки можно смотреть в любое время через телефон и ноутбук.

Второе – звездные клиенты. Для них мы создаем проекты квартир и домов. Сейчас, например, делаем особняк во Франции для фигуриста Алексея Ягудина.

Третье – эксперты в области дизайна и архитектуры: Олег Клодт, Анна Агапова, Константин Новиков, Игорь Куркин, Елена Теплицкая и многие другие. Также у нас преподают юристы, психологи, стилисты и имиджмейкеры.

Четвертое – перспективы для выпускников. В сентябре мы второй раз получили премию Successful Ladies Awards-2019 как лучшее дизайн-сообщество! После завершения обучения слушатели курсов продолжают быть частью нашего профессионального круга, мы поддерживаем с ними связь.

И пятое – это команда РАД. Профессионалы, который поддерживают обучение наших слушателей 24 часа 7 дней в неделю.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

WW. Предполагает ли формат онлайн-школы практические занятия?

В ходе обучения дизайнеры выполняют домашние задания: создают планировки, визуализации и коллажи, которые поддерживают концепцию. Все работы проверяются, дается обратная связь, делаются разборы. В студии нашей академии мы проводим живые мастер-классы, на которых у слушателей есть возможность лично познакомиться с экспертами, задать вопросы и пообщаться с коллегами.

WW. Кроме общих курсов, у вас проходят сезонные интенсивы. Кому будет интересно посетить их?

Интенсив – это короткий насыщенный курс для практикующих дизайнеров, который помогает им выйти на новый профессиональный уровень. Выпускники получают опыт создания реального дизайн-проекта для звездного клиента в сжатые сроки.

«Самопрезентация – это первое, на что обращает внимание клиент при выборе дизайнера»

WW. Вы часто работаете над интерьером звездных домов. С такими проектами сложно работать?

Работа со звездными клиентами – особенность обучения в нашей академии.

За прошедший год мы работали с телеведущей Розой Сябитовой, певицей Маргаритой Позоян, олимпийской чемпионкой Екатериной Бобровой и певицей Марией Зайцевой.

Такие проекты требуют от дизайнера не только профессиональных навыков, но и грамотного общения с клиентом, юридических знаний и особого такта. Именно поэтому мы преподаем нашим слушателям психологию клиента.

РАД – уникальное предложение и для звезд. Наши клиенты по окончании курса получают в среднем 20 профессионально выполненных проектов, каждая из которых основана на индивидуальных пожеланиях заказчика. На защите проектов звезды выбирают автора понравившегося проекта, с которым продолжают работать над реализацией.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Проект для ведущего Ильи Тернового

WW. Каким интерьерам отдают предпочтения звездные клиенты?

Ответить на этот вопрос однозначно нельзя. Каждый клиент индивидуален, и представления о красивом уютном доме у каждого свое. Наша задача как дизайнеров – максимально профессионально, используя современные тенденции, создать идеальный интерьер с учетом всех пожеланий заказчика.

«Сейчас все больше людей доверяют создание интерьера профессионалам, и это хорошая тенденция»

WW. Современный дизайн интерьеров стремится к красоте или к комфорту?

За последние десять лет заказчики стали с большим вниманием относиться к созданию интерьеров. Красота и уют должны сочетаться с функциональностью, современными технологиями и индивидуальными предпочтениями заказчика и членов его семьи.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Проект для ведущей Розы Сябитовой

WW.  Недавно вы присоединились к ассоциации спикеров СНГ. Как вам это помогает в профессии?

Самопрезентация – это первое, на что обращает внимание клиент, когда выбирает дизайнера. Умение общаться и находить индивидуальный подход необходимы, чтобы четко аргументировать свои идеи заказчику.

WW. Какие советы вы можете дать начинающим дизайнерам?

У начинающего дизайнера, чтобы вырасти в профессии, есть только один путь – постоянный поиск и обучение. Ставьте амбициозные цели, постоянно развивайтесь и воспитывайте в себе ответственное отношение к профессии!

Больше интересных историй читайте в рубрике интервью 

Перейти

Вам также будет интересно:

Дизайнер Игорь Куркин: «Многие не знают, что занимаются предметным дизайном»

Интерьерные тренды 2019: советы дизайнера Светланы Павловой

Дизайнер Марина Брагинская: «Лучше всегда реализовывать мечты»

Источник: https://www.westwing.ru/zhurnal/intervyyu/intervyu-anna-simonova/

Анна Кремер: Мой сын — самый важный проект в моей жизни!

Александру, сыну дизайнера Анны Кремер – девять. Он просыпается по будильнику раньше мамы, ест овсяную кашу, хорошо учится, серьезно занимается большим теннисом и намеревается стать первой ракеткой мира. Свободно говорит на трех языках. О том, как воспитываются такие дети, выясняла Ирина Терра.

Анна, а Саше важно, как он выглядит, во что одет?

Да, он всегда интересовался одеждой, модными прическами, обувью.

Причем раньше, когда был маленьким, он интересовался моей обувью — яркими классными туфлями, старательно пытался их померить и даже походить в них. Это выглядело достаточно курьезно.

Сейчас он умело комбинирует цвета в своей одежде, носит модную прическу с выбритой звездой на виске, объясняя это тем, что у каждого спортсмена должна быть своя фишка в имидже.

Он даже помог мне разработать коллекцию одежды прошлого летнего сезона! Принес однажды из школы свой первый компьютерный рисунок собачки, и у нас возникла идея сделать принты для одежды из собачьих лап.

А так как он сладкоежка, то еще предложил сделать конфетные принты — и появились платья с конфетками «Мишки Гамми» и рассыпающимися кап-кейками. И вся коллекция пользовалась большим успехом! Конечно, я мечтаю о семейном бизнесе и буду счастлива, если Саша продолжит мое дело.

Но… У Саши другая мечта — стать известным спортсменом — теннисом он занимается много и серьезно.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Решение отдать Сашу в большой спорт было Вашим?

Первоначально моим, потому что я сама всегда мечтала профессионально заниматься теннисом. Но раньше не было таких возможностей, и мои родители отдали меня в плавание.

Я, кстати, кандидат в мастера спорта. Саша занимается теннисом с четырех лет.

Сначала повредничал немного, конечно — «не хочу, не буду», но потом так полюбил этот вид спорта, что засыпает с ракеткой в руках под трансляцию теннисных матчей.

Он в курсе всех важных теннисных событий, знает наизусть рейтинги мужских и женских одиночных разрядов, смотрит все трансляции матчей, словом, болеет этим видом спорта. Я считаю, что спорт для мальчика особенно важен — формируется сильный характер и целеустремленность.

И даже, если он не станет мировой звездой в спорте, то в бизнесе ему сильный характер точно пригодится. Но Саша настроен серьезно — сейчас он твердо убежден, что будет первой ракеткой мира. Занимается пять раз в неделю, полтора часа теннисом и еще полтора ОФП — на те группы мышц, которые важны для тенниса.

Укрепляет мышцы спины, рук и ног.

В свободное время он играет либо с друзьями в теннис, либо с родителями тоже в теннис. У него «хорошая» воля к победе – даже когда его ставят играть с двенадцатилетним мальчиком (а в спорте это огромная разница), то Саша и у него старается выиграть, не сдается психологически. Я чувствую в нем огромный потенциал для побед.

Еще он увлекается футболом, но это уже как хобби. В футболе тренируются те же движения на коротких дистанциях, что и в теннисе.

То есть нагрузка недетская, да? Не страдает учеба?

Уроки Саша делает очень быстро. Вообще, спорт организовывает: дети, которые не занимаются спортом, делают домашние задания гораздо дольше.

Конечно, Саша проводит в школе меньше времени, чем остальные дети, я часто отпрашиваю его с последних уроков. Но я контролирую его успеваемость (и благодаря электронному дневнику в том числе), и пока все у нас нормально — Саша не отстает.

Читайте также:  Бородавки у детей на руках: лечение, фото, советы

Спорт многое дает для становления характера, мне всегда хотелось воспитать настоящего мужчину.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Какой он — настоящий мужчина?

У настоящего мужчины всегда есть собственное мнение. Его никто не может сбить с пути. Я хочу видеть в нем лидера, и в то же время, как любая мама, я хочу, чтобы он был счастлив и сам строил свой жизненный путь. У нас так получилось, что с самого рождения Сашу окружали одни женщины — я, моя мама, няня.

Папа много работает и часто отсутствует из-за работы и командировок. Саша рос неженкой, и только спорт сделал его сильным и ответственным, воспитал в нем мужской характер. Еще я хотела бы оградить его от алкоголя, курения – про наркотики вообще молчу, это неприемлемо.

Для мужчины вредные привычки непривлекательны, а для спортсмена немыслимы – про результат можно забыть вообще.

Профессиональные занятия спортом накладывают какие-то ограничения в питании?

Пока нет особенно. Саша — сладкоежка. Но я слежу за его рационом. Теннис довольно травматичный вид спорта, поэтому нужны сильные мышцы и здоровые суставы. А это зависит от питания в первую очередь.

Год назад мы ездили в Испанию на турнир по теннису, где играл его любимый Рафаэль Надаль.

Мы жили в гостинице вместе с детской командой теннисистов, и я подсмотрела, что у них в меню — это в основном были курица, рис и овощи почти каждый день.

Еще Саша очень любит арбузы, но это — в меня. Когда я была беременной, то каждый день ела арбузы в неограниченном количестве. В результате Саша родился весом почти пять килограммов — 4 750 г, я виню в этом арбузы (улыбается).

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Вы сами рожали?

Да, сама. Я же спортсменка – у меня и мышцы сильные, и дыхание хорошо развито.

И дизайнер блестящий

Спасибо! Мне с детства нравилось красиво одеваться и шить для себя одежду. Я росла в семье, где многое делалось своими руками — мама и бабушка шили и вязали. Я получила экономическое образование и так и работала бы в банке, если бы не случай. Мы с Кристианом на год уехали в Милан – так требовал его рабочий контракт. А я там с головой окунулась в мир моды.

Я закончила Академию люкса в Милане (AccademiadelLusso) факультет дизайна одежды и менеджмента люксовых брендов, побывала на всех известных фабриках ткани, всевозможных показах неделей моды, офисах всемирно известных брендов таких как GeorgioArmani, Dolce&Gabbana, BotetegaVenetaи завязала много знакомств. Вернувшись в Москву, я сделала свой бренд и выпустила первую коллекцию.

Сейчас работаю с крупными сетевыми магазинами: Парад, Цум, а так же с мульти-брендовыми бутиками в регионах. Мечтаю заняться дизайном детской одежды и сделать коллекцию для выхода в свет «мама-дочка», которая обязательно скоро появится в моем интернет-магазине(www.annakremer.ru).

Пока я занималась модой в Милане, мой сын так же не терял время. Он учился в Американской Школе Милана, где с первого класса преподают уроки стиля! Я считаю, что именно в Милане у Александра сформировался свой собственный стиль и вкус, так как он нередко посещал со мной модные показы и ходил со мной по магазинам. Его любимый бренд – Armani Junior.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Наш интернет-портал «Здоровые дети» проводит опрос — как родители будят по утрам своих детей. Поделитесь опытом

(смеется) У нас все с точностью наоборот! Это Саша меня будит по утрам! Он ложится спать гораздо раньше меня, а я, как творческий человек люблю работать ночами, поэтому с утра мне сложно проснуться.

Саша встает в семь тридцать по будильнику, ест овсяную кашу и будит меня, чтобы я отвезла его в школу.

И ругает, когда мы опаздываем — у них в школе ведутся записи опаздывающих и это портит картину успеваемости, а он хочет быть во всем лидером.

У Вас случаются ссоры с сыном?

По крупному — нет. Бывает, мы спорим из-за несделанных уроков или когда он вечером долго не ложится спать. Но это не назвать ссорами, скорее препирательствами.

У вас есть домашние животные?

Ой! Это больной вопрос! Саша хочет собаку. Да и я хочу собаку… Большую — золотого ретривера. Но мы не можем ее завести, потому что у нас с сыном бешеный ритм жизни, мы оба очень заняты, часто уезжаем. Поэтому пока мы обходимся рыбками.

А Саша по вечерам выгуливает соседскую собаку. Говорит — соседи неправильно ее выгуливают, потому что с ней нужно играть и общаться.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

В Деда Мороза верит?

Уже нет! Когда ему было 5 лет, я решила сыграть роль Деда Мороза, и в самый ответственный момент у меня отклеилась борода. Вот с тех пор и не верит. Верит только маминым и папиным подаркам.

У Саши двойное гражданство — Россия (по маме) и Германия (по папе), так что он получает подарки еще и от родственников из Германии. В этом году получил новую теннисную ракетку. Он мечтал играть такой же ракеткой, как у известного теннисиста — первой ракетки мира Новака Джоковича.

Саша изучает немецкий язык?

Он знает его в совершенстве! Так же, как и английский. Мы с мужем в семье общаемся по-английски. Папа с Сашей говорит по-немецки, а я — по-русски. Правда русский язык ему дается тяжелее всего из-за многогранности и непростой грамматики, он самый сложный из трех языков. Но мы берем дополнительные уроки.

Вы хорошая мама?

Конечно, судить хорошая мама я или нет, должен мой сын. Но от себя я могу сказать, что я делаю все возможное и невозможное, чтобы ею быть.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Какой должна быть «хорошая мама»?

Прежде всего, дать ребенку хорошее образование, дать возможность многостороннего развития. Быть не только его наставником, но и другом, поддерживать его психологически всегда и везде. Защищать его от всех невзгод и идти напролом, чтобы помочь ему достичь поставленной им цели стать великим спортсменом.

Воспитать в нем сильную личность, умение брать на себя ответственность и принимать ответственные решения.Заложить духовные ценности, чтобы вырос не эгоистом, а отзывчивым и щедрым человеком.И просто всегда быть любящей ласковой мамой! Мой сын – это самое большое счастье на свете и самый важный проект моей жизни!

Источник: https://healthy-kids.ru/anna-kremer-moj-syn-samyj-vazhnyj-proekt-v-moej-zhizni/

Подруга Анны Фэрис подтвердила ее помолвку с кинооператором Майклом Барреттом

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизни

Анна Фэрис/Майкл Барретт

В конце прошлого года в СМИ появились слухи, что Анна Фэрис выходит замуж за 49-летнего кинооператора Майкла Барретта. Главной «уликой» стало кольцо с бриллиантом, которое репортеры заметили на пальце актрисы. Кроме того, во время одного из интервью Анна приняла поздравления с помолвкой, не опровергнув слова журналиста, но при этом отметила, что пока не готова к свадьбе.

Теперь же скорые перемены в жизни 43-летней Фэрис подтвердила ее подруга, известная актриса и обладательница многих наград Эллисон Дженни.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Фэрис и Эллисон Дженни

Я знаю, что она давно помолвлена. Я держала это в тайне, но я хочу, чтобы вы знали! Я отпраздновала с ними это событие уже некоторое время назад,

— сказала Дженни в интервью Us Magazine.

Эллисон также вспомнила в беседе с журналистом, как она сама узнала о радостном событии.

Я не знала, что он собирается сделать ей предложение, но однажды увидела кольцо на ее пальце. Я зашла к ней в гримерную, чтобы поработать над репликами, а потом спросила: «Что это за кольцо у тебя на пальце?». Думаю, она ждала, пока все это заметят. «О, ну это то самое кольцо», — ответила она,

— поделилась воспоминаниями Дженни, которая является коллегой Анны по сериалу «Мамочка» (Mom).

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниМайкл Барретт

Напомним, впервые как пара в поле зрения репортеров Фэрис и Барретт попали еще в ноябре 2017 года, всего два месяца спустя после начала развода Анны с Крисом Прэттом. Журналисты не раз интересовались, готова ли она пойти под венец еще раз, но актриса всегда отвечала довольно сдержанно.

Я не спешу, так как уже прошла два раза через это в условиях нашего законодательства. Мне всегда надо понять: какова цель брака? Это делается для безопасности, для детей или чтобы другие люди больше уважали твои отношения? Я романтик. Я верю в партнерство, в родственные души. Я не очень верю в свадебную церемонию,

  • — призналась Анна в одном подкасте в прошлом году.
  • Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниАнна Фэрис
  • В прошлом году один из инсайдеров поделился с прессой своими наблюдениями за жизнью пары.

Они идеально подходят друг другу! Все ее друзья любят его. Он очень простой парень, надежный и просто одержим Анной. У Майкла прекрасные отношения с ее сыном Джеком, и это все, что волнует Анну. У них все хорошо,

— рассказал он репортерам.

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниКрис Прэтт и Анна Фэрис

Напомним, в период с 2004 по 2008 год Фэрис была замужем за актером Беном Индрой, а в 2009 году вышла замуж за актера Криса Прэтта. В 2012 году у них родился сын Джек. В прошлом году Прэтт узаконил свои отношения с Кэтрин Шварценеггер, ну а в скором времени свадебная церемония, похоже, ждет и саму Фэрис.

Источник: http://www.spletnik.ru/buzz/love/94228-podruga-anny-feris-podtverdila-ee-pomolvku-s-kinooperatorom-mayklom-barretom.html

Гидон Кремер: «Не хочу оставлять после себя слишком много мусора»

Анна Кремер - интервью с дизайнером о ее сыне и жизниГидон Кремер. Фото – Roberto Serra – Iguana Press/Getty Images

Читайте также:  Признаки гриппа у детей (от грудничка до ребенка старших возрастов)

Большое интервью к 70-летию Гидона Кремера.

27 февраля 2017 исполняется 70 лет Гидону Кремеру.

Юбилейный тур знаменитого скрипача охватывает оба полушария. Начало года он посвятил гастролям по США и Канаде. Впереди — площадки десятка европейских стран в компании пианистов Марты Аргерих и Люки Дебарга, скрипачек Татьяны Гринденко и Клары Юми Канг, вибрафониста Андрея Пушкарева и оркестра «Кремерата Балтика».

Роман Юсипей встретился с юбиляром в поезде, идущем в Брюссель.

— Два года назад большой резонанс вызвал ваш проект «Россия — лица и маски», объединивший музыку «Картинок с выставки» Мусоргского и работы художника Максима Кантора. Сейчас у вас новый мультимедийный замысел — «Картинки с Востока». О чем он?

— В основе этого проекта — актуальная, окружающая нас ситуация, о которой нам следовало бы чаще задумываться. Но не для того, чтобы кого-то клеймить и ставить заграждения. Я говорю о войне в Сирии и беженцах оттуда. Да и не только оттуда…

Данный проект, как и предыдущий, также зиждется на сотрудничестве. В этом случае — с сирийским скульптором Низаром Али Бадром, который делает потрясающе трогательные фигурки из гальки. Эти скульптурки являются некоторым отображением реальности, в которой живем все мы и, в первую очередь, сам художник, находящийся в Дамаске.

Скульптуры недавно были «оживлены» с помощью компьютерной графики моим талантливым другом — сыном композитора Гии Канчели Сандро и превратились в маленькие анимационные истории.

В качестве «партнера» для этих картинок мы взяли мелодии из «Знаков зодиака» Штокхаузена в блестящей оркестровке Андрея Пушкарева.

Они звучат между частями «Картинок с Востока» Шумана, инструментованных для струнных.

Таким образом, родилось действо продолжительностью 30 минут. На концертную премьеру сирийский художник приехать не смог, ему не дали визу.

Но уже на первом прогоне мне все это показалось настолько убедительным, что захотелось наш «опус» задокументировать. То есть речь идет о продукте, который можно условно отнести к crossover — слиянию трех видов искусств.

На самом деле я в crossover не верю — чаще всего он созвучен ширпотребу. Тут же речь идет o попытке говорить вместе о чем-то чрезвычайно важном.

Я верю в это проект. Но пока нахожу мало людей, готовых принять участие в его продвижении. Отговорки самые разные. Мол, кино — это не тот формат и на телевидении сейчас такое не показывают. Мое непосредственное окружение, «менеджерианство», также настроено скептично. То и дело я слышу: у нас нет заказчиков, никому это не нужно, это старомодно, это выброшенные деньги.

Посему приходится бороться даже со своими партнерами по делу. Вчера я в очередной раз вспоминал избитую фразу: «кто заказывает музыку, тот за нее и платит». В данном случае заказчик и продюсер — я сам. Скоро мне удастся поделиться и результатом. Прекрасная команда энтузиастов заканчивает монтаж. Я рад быть частью процесса — осуществляются грезы моей юности, когда я мечтал стать режиссером…

— Неприятие определенным кругом людей, в частности менеджерами, незнакомой музыки — как часто вам приходится сталкиваться с такого рода проблемами? 

— Ежедневно. И не важно, давно эта музыка похоронена или недавно рождена. Она просто незнакома. Иначе говоря, не раскручена. Когда произведение кажется мне значительным, я стараюсь подвигнуть людей его играть, слушать, распространять.

Но в ответ часто получаю «не знаю», «не хочу знать», «никому не нужно», «не продается», «не востребовано». Никто не идет от сути, все ориентируются по верхнему, формальному ряду.

С одной стороны, знакомый принцип «всё на продажу». С другой — вещи, которые, казалось бы, должны волновать, мало кого интересуют.

Вместо веры в силу искусства мы имеем дело с рынком, вернее, с бизнесом, пользующимся искусством.

Но что-то мне все-таки удается дожать до конца.

Например, только что вышли в свет наши с «Кремератой» диски со всеми четырьмя камерными симфониями и фортепианным квинтетом Мечислава Вайнберга (последнее сочинение — в осуществленной нами оркестровой версии).

Никакой материальной выгоды от этого мы не имеем. Фирма ECM, которая выпустила эти альбомы, в полной мере не компенсировала даже затраты на запись. Мы сами оказались в убытке, но дело сделано!

Впрочем, если задуматься, большинство альбомов в последние годы я делал по собственной инициативе.

Будь то все скрипичные концерты Моцарта, записанные с «Кремератой» на юбилейном фестивале в Зальцбурге, «Eight Seasons» с музыкой Вивальди и Пьяццоллы, диски с сочинениями Софии Губайдулиной, Гии Канчели, Виктора Кисина, проект с Четырнадцатой симфонией Шостаковича и Адажио из Десятой симфонии Малера.

В феврале выйдут оба фортепианных трио Рахманинова, записанных с пианистом Даниилом Трифоновым и моим партнером по музыке и спутницей по жизни — виолончелисткой Гиедрой Дирванаускайте.

Какое счастье работать со звукорежиссерами, с которыми полное понимание по поводу сути и качества продукции! Уже 30 лет я сотрудничаю с Хельмутом Мюле и Петером Ленгером. Назову и пару талантливейших молодых литовцев — Вилиюса и Александру Керас, с которыми я сам и «Кремерата Балтика» начали партнерство относительно недавно.

Все эти проекты my production родились благодаря поддержке моего верного ассистента Криса и возглавляемого им офиса нашего оркестра. Да, в конце концов кто-то берется доделывать обложки, называя себя при этом исполнительным продюсером. Но арендой зала, самой записью, ее монтажом приходится заниматься самостоятельно. Вот они — подлинные инвестиции, которые держатся лишь на вере.

— Недавно на Deutsche Grammophon вышли 22 диска скрипичных концертов в вашем исполнении… 

— Моя многолетняя коллега и близкий друг — скрипачка Татьяна Гринденко сейчас бы сказала:

«Ну что ты себя увековечиваешь? Это же все консервные банки».

Я и вправду не хочу оставлять после себя слишком много мусора и в последние годы с большой аллергией отношусь к любым микрофонам и видеокамерам. Появление такого рода коллекции вовсе не значит, что все, что я сделал или сыграл, настолько важно.

Я просто всегда стараюсь делать лучшее, на что способен. Иногда это удается. Но гораздо чаще ты остаешься у себя в долгу. Я вообще считаю главной проблемой музыканта-исполнителя то, что его представление о совершенстве всегда находится в конфликте с тем, что он на самом деле способен сделать. Хочется стремиться к самому лучшему результату, быть перфекционистом…

С другой стороны, образумливает фраза недавно ушедшего великого дирижера Николауса Арнонкура, сотрудничество с которым было для меня большим подарком в жизни.

«Перфекционизм по отношению к искусству — разрушительная сила. К нему можно стремиться, но его невозможно достичь. Перфекционизм, скорее, разрушает саму суть музыки»,

— говорил Арнонкур не раз.

Важно не возомнить себя богом, надо знать свое место. И я старался эту скромность — или, скажем, самокритичность — в себе культивировать. Упомянутые вами 22 диска Deutsche Grammophon — на самом деле лишь небольшая часть мною записанного. Нельзя повернуть реку вспять — приходится жить со всем тем, что было когда-то зафиксировано. Даже зная, что оно несовершенно…

— Как-то вы назвали записанный вами сборник всех сонат и партит Баха своим завещанием… 

— Партиты Баха для скрипки соло я впервые записал еще в 1968 году в Риге. В 1981-м были выпущены все шесть партит и сонат на Philips, в Голландии.

Что склонило меня снова записать их в 2002 году в Локенхаусе и Риге и выпустить на фирме ECM? Возможно, прилив сил, желание «расписаться». Завещание — может быть, не совсем точное слово.

Это, скорее, обобщение моих усилий и опыта с Иоганном Себастьяном.

Я по-своему распрощался со своими амбициями по отношению к Баху, хотя ясно, что эта «библия», как и сам автор, должна сопровождать каждого музыканта всю жизнь.

В последние годы меня увлекают больше какие-то другие вещи. Например, проникновение в тайны квартетов Бетховена, которые (опусы 95, 127, 130 и 131) вошли в репертуар оркестра «Кремерата Балтика».

Миры Бетховена, как и Шуберта, моего любимого автора, феноменальны. Они говорят обо всем том, что не вписывается во временные ценности, а требует погружения в вечность. Не случайно такой «вектор» не всегда востребован широкой публикой, настроенной на развлечение.

— Позвольте очень личный вопрос: что такое возраст 70 лет? Мне это самому уже интересно. 

— Посоветую вам одно — живите сегодняшним днем. Хотя и у меня это не всегда получается. Почти как в песне у Высоцкого — я со всех сторон «обложен флажками» прожитого.

Кто-то считает, что опыт способствует мудрости. Но это не так. Мудрость может быть и у ребенка. Опыт не делает нас более счастливыми. Он — скорее бремя, утяжеляющее жизнь. И удачи, и неудачи — все надо стряхивать. Даже редкий удачный концерт — это уже «вчера». Сегодня надо играть заново. Нужно постоянно перерождаться. In tempus praesens — вот рецепт.

— Супруга Достоевского Анна Григорьевна Сниткина, дожившая до 1918 года, на исходе дней говорила, что ее жизнь навсегда осталась в 70-х годах XIX столетия. Есть ли у вас свое любимое время?

— Любимого временного отрезка как такового у меня нет. Но есть вещи, места, которые для меня сегодня так же дороги, как и когда-то. А может быть, стали еще дороже.

Есть в моей жизни такое понятие, как Ходынка. Для большинства людей это слово ассоциируется с царем, давкой, жертвами. А для меня Ходынка — та улица, где находилась моя первая московская квартира.

Это некое зерно, основа творческого подхода к жизни, дружбе, многослойной и неоднозначной атмосфере, что была в Москве. Некий очаг, на который я теперь издали смотрю положительно. Там же, на Ходынке, произошло много достаточно грустных событий, но саму атмосферу этого небольшого жилища площадью в 35—40 метров я берегу в своем сердце. Как сказал поэт, «храм оставленный — все храм».

Читайте также:  Фолликулярная ангина у детей: лечение, симптомы, фото

Такое же отношение у меня сохранилось и к Шеврезке — длительному парижскому периоду моей жизни, в котором было тоже достаточно много противоречивого. Это маленький переулочек на Монпарнасе, во дворе которого стоит павильончик-студия.

На Шеврезке я провел даже больше времени, чем на Ходынке. Атмосфера этого дома, те, кто создавал этот очаг и делил там со мною свою жизнь, люди, которые туда приходили, рояль, к которому сейчас редко кто притрагивается, — все это хранит моя память.

Недавно, подготавливая себя к турне по Японии, Корее и Китаю, мы три дня репетировали на этом инструменте с необычайным Люкой Дебаргом. Париж всегда остается Парижем. Даже если из него я нынче удалился в свое новое жилище в Вильнюсе.

Оно мне не менее дорого и, кстати, тоже имеет кодовое название — Аманчюрлик.

Уже 10 лет эта обжитая пристань связана с Любимой, с моей спутницей жизни, которая делает все возможное, дабы у меня был Дом, каким я его всегда представлял и каким я его себе и нам обоим желаю надолго…

Если говорить о творческих периодах — что, наверное, в таких интервью важнее, чем личное, — это дирижеры и партнеры по сцене за более чем пятьдесят лет деятельности, тридцать лет фестиваля в Локенхаусе, двадцать лет «Кремераты Балтики», необыкновенно интенсивный период увлечения (одних записанных дисков — целых восемь) музыкой Астора Пьяццоллы.

В частности, все, что связано с постановкой, записью и гастролями его опериты «Мария де Буэнос-Айрес» в обработке Леонида Десятникова и исполнении нашего «Астор-квартета», — незабываемо.

Но сказать, что у меня был какой-то один особо счастливый жизненный или творческий период… Я всегда говорю, что прожил, наверное, пять жизней.

И мне не хватает подзорной трубы, увеличительного стекла, чтобы определить, какая из них была важнее.

— Вы точно подсчитали количество?

— Это просто метафора. Может быть, всего три. А может, и семь, не знаю… Если бы даже была одна, она все равно была бы такой же интенсивной и такой отчаянно короткой.

Трудно даже подумать, как коротка была жизнь Давида Федоровича Ойстраха. Когда его не стало, ему было на четыре года меньше, чем мне сейчас. Я помню его интервью незадолго до ухода.

Исаак Стерн — другой выдающийся скрипач — спросил Давида Федоровича, зачем он играет на протяжении одного турне по Америке целых 39 концертов. Не натужно ли это? И действительно, зачем человеку в его статусе, возрасте, с его болячками так обременять себя? Ойстрах честно ответил:

«Если бы я не стал этого делать, я бы просто умер».

Источник: https://www.ClassicalMusicNews.ru/interview/gidon-kremer-70-let/

Гидон Кремер: Я не ставлю себе цель становиться оппозиционером

СМузыкальный критик Норман Лебрехт назвал концерт, который вы с коллегами организовываете в октябре в Берлине «антипутинским». Вы согласны с этой оценкой?

Журналисты ищут хлесткие названия, на самом деле концерт задуман не как «анти», а как «за». Его цель — поддержка и защита. Я не думаю, что у Владимира Владимировича (Путина) такой хороший слух, чтобы «услышать», что мы на самом деле хотим сказать. Мы делаем это для тех, кому небезразлична судьба преследуемых или осужденных в России.

Мы хотим лишний раз напомнить о той несправедливости, которую творят от имени страны, о том, что в нормальном гражданском обществе на первом месте должны быть гуманистические ценности.

Я счастлив, что среди моих друзей, готовых поддержать это мероприятие, много выдающихся артистов: Марта Аргерих, Даниель Баренбойм, Евгений Кисин, Гия Канчели, Сергей Накаряков, Николя Альтштедт, Роман Кофман и другие. Кроме того, программа концерта будет состоять почти исключительно из сочинений русских авторов.

Исключением будет новое сочинение «Ангелы печали» Гии Канчели (именно «Ангелы печали», а не «Печальный ангел», как это ошибочно переведено некоторыми изданиями), посвященное невинным жертвам и написанное по случаю пятидесятилетия Михаила Ходорковского.

СКакова степень возможного для вас участия в политике? 

Я не ставлю себе целью становиться диссидентом или оппозиционером. Политика — не моя стихия. В то же время мне неспокойно, когда я вижу, как вокруг происходят события, уж очень напоминающие мне те, что на каждом шагу творились в стране, в которой я вырос, а именно в СССР. Так и вспоминается афористичная фраза «есть мнение».

Тоталитарные режимы, как мы хорошо знаем, существовали и существуют не только в России, но в данном случае речь идет о ней.

Все, что происходит с Марией Алехиной, Надеждой Толоконниковой, Петром Офицеровым, узниками Болотного дела, то, что случилось с Анной Политковской меня искренне беспокоит, потому как мне дорога судьба страны, в которой я стал музыкантом.

Многие из нас были жертвами анонимности власти, которая лучше каждого гражданина знала, каким ему надлежало быть. Быть артистом не означает быть безразличным к происходящему вокруг.

Так думали и Мстислав Ростропович, и Пабло Казальс, и Леонард Бернстайн, и Иегуди Менухин. Их слова воздействовали на происходящие события в мире. Самое печальное, когда художники во имя собственного благополучия становятся союзниками властителей.

Рано или поздно это сказывается и на их творческом воображении.

СГотовы ли вы вступать в отношения с каким бы то ни было государством и где проходит грань, за которую вы не переступите?  

Я не готов идти на баррикады. Мое место на сцене. Действовать надо тем «оружием», которое тебе подвластно. (Как сказал А.С.Пушкин: «… и чувства добрые я лирой пробуждал…») Мне, скорее, близко созидание. Рушить, уничтожать, запрещать, низвергать — дело правителей, революционеров или — в современном обществе — террористов.

Мне намного ближе пацифизм, но это не означает, что я готов безучастно, без эмоций смотреть на унижения или казни. Наоборот — все, что для меня не помещается в понятие справедливости, вызывает тревогу, возмущение и желание «подать голос». Мой «голос» — это та музыка, которую нельзя исполнять или слушать равнодушно.

Я счастлив, что не одинок в своем понимании профессии.

СВ интервью изданию Die Welt, говоря об артистах, поддерживающих российскую власть, Анне Нетребко, Валерии Гергиеве, Юрии Башмете, вы сказали, что то, что они называют патриотизмом, на самом деле — оппортунизм. А как бы вы тогда определили патриотизм? В чем он выражается для вас?

Я уважаю чувства каждого человека, который идентифицирует себя со своей страной, со своей культурой, со своим языком.

Не будучи «русским» по крови, я не чувствую себя чужим России — стране, в которой стал артистом, на языке которой я преимущественно говорю, с которой меня связывает как жизненный опыт, так и многочисленные друзья. Во мне лишь вызывает подозрение «патриотизм», идентифицирующий себя с властью. Особенно в среде собратьев по ремеслу.

Художник, по моему мнению, и по историческому определению, должен прежде всего быть независим от коньюнктуры. Он должен, занимаясь своим делом, чувствовать своей кожей, где им «пользуются» во имя совершенно иных целей.

Красоваться своим положением и пренебрегать собственным взглядом на тревожные вещи и события настоящему художнику не подстать. Вот где начинается оппортунизм — некая осознанная «слепота» не во имя правды, а, скорее, во имя собственного комфорта.

Мне не хочется ни на кого указывать пальцем (что пытался сделать немецкий журналист), но мне всегда обидно, когда талантливые коллеги  предпочитают заниматься пиаром, раскруткой вместо того, чтобы творить и быть преданными своему искусству, становятся «доверенными лицами» вместо того, чтобы творить. О многом, связанном с этим идет речь и в моей последней, только что изданной книге «Признания миражиста».

СЗа те годы, что вы руководите оркестром «Кремерата Балтика», вы прошли путь от очень демократичного до относительно жесткого руководителя. Вы разочаровались в демократии, по крайней мере на уровне руководства коллективом музыкантов?

Я не могу сказать, что разочаровался, да и жестким себя не назову. «Кремерата Балтика» стала совершенно уникальным коллективом со своим почерком.

Мне все еще представляется идеальной демократия, но любой руководитель обязан вовремя распознавать «порчу» и во имя здоровья в коллективе принимать порой непопулярные решения.

Без этой абсолютно необходимой «хирургии» есть опасность заражения, а это чревато гибелью любого «тела» или начинания.

СДля руководства оркестром нужна жесткая «вертикаль власти»?

Руководитель обязан думать о качестве «продукта», а не о том, как комфортнее или дешевле его произвести. Коллектив же заинтересован в первую очередь в создании максимально удобных условий для работы. Вот тут и рождается конфликт. Идеальное содружество держится на схожих идеалах, на стремлении к внутреннему росту.

Я счастлив , что в созданной мною шестнадцать с половиной лет назад «Кремерате Балтике» процесс обновления состава служит и его общему здоровью. Когда я вижу глаза новичков, в которых горит желание сделать что-то лучше, я думаю о том, что мои усилия не напрасны, и чувствую, что и у меня еще есть «порох в пороховницах».

Наши последние диски на «ЕСМ», посвященные музыке Софии Губайдулиной и Виктору Кисину, говорят о том, что «Кремерата» по-прежнему служит музыке. В этот ряд прекрасно вписывается и наша последняя запись, которая появится в конце года, с сочинениями Мечислава Вайнберга, выдающегося русского композитора, друга и соратника Шостаковича.

Всем этим мы с «Кремератой» свидетельствуем о глубокой связи с русской культурой.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/63072/

Ссылка на основную публикацию